Книги издательства
Женя Файерман

Женя Файерман

Женя Фаерман – сама легенда, неутомимая и полная идей. Историй о ней рассказывают едва ли не больше, чем есть песен в ее репертуаре. Женя поет на идиш, на французском, на русском, английском, итальянском, польском, немецком, испанском языках. Часто ее называют еврейской Эдит Пиаф – Женя 35 лет жила и пела в Париже, но сама она предпочитает "мама-лошн", говоря: "идиш – моя любовь и мой мир".
Женя Файерман может спеть ВСЕ. Именно ей, попавшей после Второй Мировой войны в Париж, Герман Яблоков - актер и режиссер, уроженец Гродно, автор песни "Папиросы", предложил исполнить это популярнейшее произведение в его еврейском театре в Париже, куда он приехал поработать из США. Яблоков искал знающую идиш молодую актрису и взял Женю в свой театр.
Это - только одна из примечательных историй, составляющих канву жизни Жени Файерман, жизни в горении. Недаром ее фамилия переведется с идиш как "человек-огонь". С Женей - легкой, открытой, дружелюбной - не соскучишься. Главное - ей самой никогда не скучно. Почти всю жизнь Женя Файерман проводит в разъездах. За это, а также за веселый эксцентричный нрав ее прозвали "Женька-цыганка".
Со своими программами, в которые, кроме еврейских, входят характерные произведения почти всех народов мира, Женя объездила вдоль и поперек Северную и Южную Америку, Австралию, всю Европу. Четыре раза совершала турне по странам бывшего СССР. Она знает десяток языков, но всем предпочитает идиш. В ее репертуаре и народные песни, и песни на стихи выдающихся еврейских поэтов Ицика Мангера, Йосефа Паперникова, Мордехая Гебиртига, Гальперна Лейвика, Давида Гофштейна.
В Израиле Женя Файерман живет и работает более двух десятков лет, записывает видеокассеты и выпускает диски, а еще у нее есть огромный запас трогательных и веселых историй, но о превратностях судьбы она рассказывает редко. Концертные программы Жени Файерман - не просто театрализованные шоу: это настоящие моноспектакли, букет скетчей со множеством образов и героинь. "Я люблю персонажи" - признается Женя.
Но вернемся в 1946 год - Женя с мужем после невероятных мытарств из Средней Азии, куда они были эвакуированы, через Польшу, Чехословакию и Германию добрались до Франции - без денег и без документов. Через день после их прибытия в Париж у Жени родился первенец...
Через несколько лет, после выступления в спектакле Яблокова, режиссер Яков Ротбойм приглашает молодую актрису на роль Бейлки в шолом-алейхемовском спектакле "200.000" и на роль Миреле в пьесе Аврома Гольдфадена "Сон". В итоге Женя стала примой театра, сыграла практически все роли молоденьких героинь классического еврейского репертуара.
Чтобы заработать на уроки актерского мастерства, Женя стала выступать в ресторане "Распутин". Там ей довелось работать с замечательными профессионалами, у которых она многому научилась: легендарный исполнитель цыганских романсов Алеша Димитриевич, скрипач-виртуоз Поль Тоскано, оперные певцы Саша Розанов и Борис Поляков. Женя Файерман познакомилась здесь со звездами театра и кино, поэтами, музыкантами, писателями: Жан Марэ, Робер Оссеин, Юл Бриннер, Евгений Евтушенко, Рудольф Нуриев, Робером Оссеин. 
В Израиле режиссер Залман Колесников познакомил Женю с комиком из Аргентины Йослом Гримингером. Он искал партнершу для гастролей по всему миру. Женя оказалась именно тем человеком, кто был ему нужен. Где только ни побывала Женя, работая с Гримингером, пока не оборвалась жизнь актера - прямо на сцене, в сценке, где он играл пациента, пришедшего к врачу. Вскоре Жене пришлось вынести еще более сильный удар: не стало Абеля - ее мужа - "У меня осталась только сцена..." В 1991 году Женя поехала на гастроли в бывший СССР. Проехала от Кишинева до Биробиджана. "В Москву я прилетела по приглашению на фестиваль еврейской песни. Кремлевский Дворец съездов, стадион "Динамо", Театр эстрады, благотворительный концерт в доме инвалидов. Когда я впервые вышла на сцену Кремлевского дворца, я не могла унять волнение, хотя до этого выступала на самых известных сценах многих стран. В голосе моем чувствовались слезы. Я сказала: "Дорогие друзья! Приветствую вас от имени народа Израиля. Мы с вами дожили до того времени, когда вы можете приехать к нам, а мы - к вам!" - и начинаю петь "Ам Исраэль хай!".