Поиск автора

Счастье взаймы

После долгих и противоречивых сомнений — издавать ли мне третью книгу (две первых — «Второе дыхание» и «Осенний рефрен») или оставить свои новые детища пылиться в шуфлядке стола, я решился на первый вариант. К такому решению подтолкнул случай. Не стал бы называть его судьбоносным, но безусловно значимый. Дело в том, что творчество своё я никогда не оценивал в качестве шедевра мировой литературы. Хотя многим нравились мои периодические приливы вдохновения, доходящие порой до душевного стриптиза. Здесь было всё: от романтических откровений до философских рассуждений. А на досуге фонтанировал юмористическими экспромтами, практически на любые темы (по принципу, что вижу — то пою).
И вот, в июле 2021 года удалось посетить и получить искреннее удовольствие на концерте несравненного Игоря Губермана. Смеялся, аплодировал, наблюдая за выступлением неординарного и умудрённого жизнью человека…
В антракте купил одно из его изданий — «Книга о вкусной и здоровой жизни» в содружестве с Александром Окунем, и вместе с другими зрителями подошёл за автографом от маэстро. А заодно подсунул ему сложенный вчетверо листочек со своими четверостишьями «Раздумья старого еврея», которые к тому времени уже стали довольно популярными на бескрайних просторах интернета. После антракта, во втором отделении Мироныч, как-бы предвосхищая мой немой вопрос, озвучил своё отношение к всевозможным
запискам. Уточнил, что старается их просматривать, но иногда они теряются, или просто не хватает времени.
Прошло три недели, и я забыл думать о том, на что когда-то надеялся. Но ещё через неделю утром выходного дня раздался телефонный звонок.
— Это Бронислав?
Я опешил:
— Нет… а кто Вам нужен?
Кто-то на другом конце провода пошептался, очевидно с супругой и уточнил:
— Это Борислав Коган?
— Да… это я.
— Здравствуйте. Я Игорь Губерман…
Пол в моей квартире слегка пошатнулся и поплыл по часовой стрелке. Я почти не вслушивался в слова… Он говорил о моих выверенных фразах, точности мыслей и меткости выражений, позитивном юморе и несомненных способностях… Моя отвисшая челюсть встала на место только тогда, когда Мироныч завершил свой хвалебный монолог. Потом очнувшись, я бодро, хотя и запинаясь, поблагодарил его какими-то банальными словами, а попрощавшись — понял, что после такой ценной рецензии, я просто не имею права не опубликовать свои вирши. Как говорится, пацан сказал — пацан сделал. Книге быть… а читатель вынесет свой вердикт.